Как Британия французский флот потопила? Рассекреченная тайна операции «Катапульта»

Об этой странице истории Второй мировой войны не любят вспоминать по обе стороны Ла-Манша. Все материалы этого военного конфликта по уничтожению французского флота Великобританией до недавнего времени были засекречены, но в отношениях двух соседей и до сих пор осталась напряженная нота взаимного упрека. Что же это за секрет? Давайте разбираться, кто прав, а кто виноват.

Франция пала под сапогом гитлеровских солдат уже 14 июня 1940 года. Линия «Мажино», в которую так верили страны антигитлеровской коалиции, была запросто обойдена с флангов. Это был шок. Но немцы не захватили всю территорию Третьей Республики, они контролировали северную часть страны (т.е. побережье Нормандии, сопредельное с Британией) и часть центра страны, включая Париж.

Через 8 дней уже было подписано капитулянтское соглашение о прекращении военных действий и создано на южной, не оккупированной части страны коллаборационистское Французское государство с маршалом Петеном во главе — позорный режим Виши.

В то же время по своему международному статусу Франция продолжала оставаться сильной колониальной державой с военными гарнизонами в колониях и с мощнейшим военно-морским флотом в разных точках света. Германия поставила условием свое право в любой момент денонсировать свое соглашение о перемирии, разоружить весь французский флот, вооружить его своей живой силой и присоединить корабли к ВМФ Рейха.

Слияние двух флотов могло поставить под угрозу существование флотов коалиции и всю судьбу Второй мировой войны. И это могло произойти в любую минуту.

Великобритания не могла этого допустить. Уинстон Черчилль предложил правительству разработанный им план операции «Катапульта» по уничтожению союзнического французского флота. Можно только восхищаться мужеством человека, нашедшего в себе силы принять такое хирургическое решение, взять на себя всю полноту ответственности этого вынужденного шага. (В том, что бритты прокатили премьера на выборах после войны, есть и доля «Катапульты».)

Читайте также  Кто завещал человечеству радиоактивность? Часть 3

Для осуществления операции в глубокой тайне было сформировано «Соединение Эйч» из двух линкоров, трех крейсеров, одиннадцати эсминцев и одного авианосца — армада под командованием вице-адмирала Сомервилля. Парализованной французской разведке и Адмиралтейству и в голову не приходило, что готовится наступление.

Что же имели французы? 7 крейсеров в Алжире, в Египте стоял линкор «Лориан», 4 крейсера, несколько эсминцев. В Дакаре стоял линкор «Ришелье», 3 крейсера, 3 эсминца, 7 подлодок. В Оране 4 линкора, авианосец, 6 эсминцев, тральщики, подводные лодки и малые суда. На своей основной базе ВМФ в Тулоне стояли 4 тяжелых крейсера. И так, мелкими брызгами, еще около 200 мелких боевых кораблей в разных точках.

Флот французов (превышающий тогда еще, между прочим, весь флот бывшего СССР и, кстати, современной России теперь) был надежно укреплен с береговых линий артиллерией и авиацией, а с моря рельефом местности. В общем, прекрасный был флот, который предстояло искорежить или потопить бывшим друзьям и союзникам Третьей Республики. Аминь.

«Катапульта» выстрелила 3 июля 1940 года в 9.30 утра, когда морячки в Оране драили палубы своих боевых кораблей. На траверсе Орана появилось «Соединение Эйч» и предложило ультиматум: капитулировать. Пока французы неспешно расчехлялись, намереваясь дать бой, англичане не стали дожидаться истечения времени ультиматума и упредили огонь. Снаряд, угодивший в пороховой погреб крейсера «Бретань», поглотил в пламени всю живую силу. Остальные силы были уничтожены и приведены в негодность.

Одновременно втайне прибывшие английские спецназовцы угомонили почти без крови экипажи других кораблей и интернировали живую силу. Удалось удрать в Тулон лишь пяти эсминцам и раненому линкору «Страсбург». Наутро англичане добили выброшенный на берег флагман «Дюнкерк», положив 150 человек экипажа.

Одновременно с этим шли операции в других портах: в Александрии французы без сопротивления приняли ультиматум и сдались. В Сенегале пришлось королевскому флоту попотеть, но удалось вывести из строя самый мощный для того времени линкор «Ришелье». Задача по нейтрализации французского флота была выполнена. Великобритания снова стала владычицей морей. Ценой этого владычества были 1300 убитых и 350 раненных французских военных. Вот эти люди и по сей день стоят посреди Ла-Манша и не дают соседям на разных берегах пролива искренне возлюбить ближнего своего.

Читайте также  20 февраля: как наши предки отмечали Луковник и Могущницу?

Но тогда случилось то, чего не ожидал никто. Реакция маршала Петена была объяснимой — обстрел английской авиабазы на Гибралтаре имел лишь декоративный характер. Разрыв дипломатических отношений (а они, как ни странно, существовали, как и союзнические) был скорее не следствием, а лишь констатацией факта. Но вот ярость простого француза на англичан, друзей-соседей, была таковой, что хлынул поток добровольцев воевать на стороне Рейха. И ведь воевали.

Соли на рану присыпал генерал де Голль. Он обвинил Великобританию в расстреле кораблей, у которых не было намерения сопротивляться, и назвал операцию «Катапульта» нечестным морским боем. Берем во внимание, что де Голль являлся партнером Англии по антигитлеровской коалиции и во всем зависел от ее поддержки. Но и он не побоялся высказать владычице морей свое осуждение.

Уинстон Черчилль признавал в своих мемуарах после войны, что были допущены ошибки в ходе выполнения этой операции. Но оправданием их служила великая и решающая цель — не допустить захвата Третьим рейхом огромного флота Третьей Республики. Допусти такое, неизвестно, чем бы закончилась Вторая мировая война и как бы сложились судьбы более чем 50 стран антигитлеровской коалиции.

С другой стороны, не капитулировавшей же Франции строго судить воюющую тогда Великобританию. Это в Оксфордском университете все бронзовые ручки с дверей сняли и отдали в переплавку на оружие. Это Лондон бомбили каждую ночь с методичной регулярностью, в то время как на Монмартре горел по ночам яркий свет и работали уютные ночные бистро.

Мне вспомнились мои любимые детские военные стихи Симонова про майора Деева и майора Петрова, где Ленька, сынишка погибшего отца, вызывает огонь на себя, находясь на позициях немцев, а отец названный лупит из всех батарей по координатам названного сына, «забыв, что он был отцом». Дайте скорей огня! На меня!

Читайте также  Кто изобрел плаванье «дельфином»?

Идеалистка я безнадежная. Вот и рисуется мне идеальная картинка, как французский флот самозатопляется с песней «Врагу не сдается наш гордый „Варяг“», как ради чести французского marine militaire Адмиралтейство отдает тайный приказ своему флоту с риском для жизни пробиваться на английские морские базы, как, наконец, как Ленька Деев, вызывать огонь на себя, чтобы не достаться врагу, попирающему землю Франции. Мои мечтательные сценарии… Не обращайте внимания.

Во всяком случае, вот вам эта история в свете голых рассекреченных фактов. Решать кто прав, а кто виноват — тоже вам.